Главная » 2015 » Июнь » 20 » Связь времён
17:54
Связь времён

Связь  времён

О поездке в Урюм с Тамарой Вениаминовной Долгих, которая живёт в Благовещенске, договаривались заранее. Почему именно в Урюм и почему возникло желание посетить небольшую таёжную станцию, поймёте позже, прочитав материал.

История эта давняя

 

История, предшествующая нынешней поездке, началась давным-давно, когда нас с Тамарой не было и на свете, а точнее - во время войны. Тамарин дед – Никита Степанович Попов, глава большого семейства, у них с женой Анфисой Степановной было семеро дочек, младшая Люба родилась в 1941 году, и мой отец, Михаил Фёдорович Кузнецов, ему не исполнилось  ещё и девятнадцати, вместе попали на фронт - в одну часть, в один взвод. Папа позже вспоминал: «Для нас, молодых, дядя Никита был вторым отцом. Он, как мог, подбадривал нас, жалел. Говорил: «Вам бы учиться, а вы тут фашистов бьете. Эх, кабы не война! Что она, проклятая, сделала с людьми. Пишет мне Анфиса, что дома всё хорошо, а я сердцем чувствую, как ей тяжело с девчонками живётся. Но ничего, победим мы фрицев и заживём, как раньше».

Не дожил до Великой Победы Никита Степанович Попов, найдя свой последний приют в братской могиле небольшого городка Спас-Деменск, а моему отцу повезло после тяжелейших ранений возвратиться домой живым. Он попал в «счастливые» два-три процента, вернувшихся с фронта.

 

Не спасли от пожара

 

…Субботний день выдался ясным, солнечным. За окнами машины мелькали нежно-сиреневые заросли багульника. Изумительно прекрасна природа Забайкалья! Огорчало одно: красивый пейзаж сменялся другим – мрачным. Обгоревшие кустарники и деревья укоризненно  смотрели на проходящие мимо машины. В их молчаливом  взгляде  немой вопрос, обращенный к нам, людям: «Почему не уберегли нас, не спасли от пожара?»

 

Тамара – наша землячка

 

Теперь, когда до Урюма ещё час езды, самое время рассказать о цели нашей поездки и о самой Тамаре Долгих. Дед её Никита Степанович Попов  со своей женой  Анфисой Степановной до войны жили в Урюме. После гибели мужа Анфиса Степановна так и осталась в селе. Тамара часто приезжала к бабушке в Урюм. Запомнила, что дом её стоял на взгорке и глядел окнами на железную дорогу. Мимо проносились поезда: грузовые и пассажирские, помнит, как долго с подружками детских забав  махали вслед уходящим  поездам. Потом Анфису Степановну забрали к себе, в город Иваново, старшие дочери, и приезжать в Урюм  больше стало не к кому. Воспоминания же детства жили в душе Тамары, тревожили. Ей очень хотелось побывать в местах, где она когда-то была по-детски счастлива, посетить кладбище, где покоятся её прабабушка и прадедушка, поклониться их праху. Вместе с нами поехала и тётя Тамары, младшая дочь Никиты Степановича – Любовь Никитична Тонких.

Тамара Вениаминовна Долгих - наша  землячка. После окончания средней школы №63 поступила в Читинский техникум железнодорожного транспорта. По распределению попала на станцию Михайло-Чесноковская (город Свободный). Работала приёмосдатчиком в грузовой конторе. Тамарин муж – Геннадий Долгих - возглавлял отдел снабжения «Дальзавода». Частые командировки мужа, маленький сын, посменная работа – со всем этим безукоризненно  справлялась Тамара.

В то время мне по делам часто приходилось бывать в Свободном, и, конечно же, я останавливалась у Долгих. Гостеприимный дом, невероятная чистота, вовремя приготовленная еда, сын - младшеклассник, работа… «Когда всё успевает? – думала я. – Да ещё находит время шить себе модные вещи».

…Однажды на оперативном совещании у начальника станции зашёл разговор, кого назначить заместителем начальника по грузовой работе. Все

присутствующие единодушно заявили:

- Назначить надо Долгих. У неё большой опыт. Обладает  организаторскими способностями.

Объёмы выполняемых технологических  операций работниками грузовой службы Забайкальской железной дороги намного превосходили по количеству нынешние. Новый статус, власть над людьми не сделали Тамару чванливой. Профессионал, отлично знающая специфику производства, немногословная, хорошо разбирающаяся в людской психологии, она сумела организовать чёткую и бесперебойную работу коллектива. Так бы, вероятно, и работала на должности заместителя начальника станции по грузовой работе, если бы не грянула перестройка и не появилось в разговорной речи выражение «новое мышление», почему-то сегодня вызывающее у многих ироничную улыбку. На железной дороге, как и в других сферах народного хозяйства, всё встало с ног на голову. Вот тут и пригодились здравомыслящие, грамотные специалисты, которые помогли спасти ситуацию и поддержать железнодорожников в тяжёлое время. Длительные задержки с выдачей заработной платы, сокращение штата - всё это негативно отразилось на настроении и материальном положении тружеников стальных магистралей. К чести руководства министерства путей сообщения, железнодорожникам было чуть легче, чем работникам других областей народного хозяйства. Повсеместно на предприятиях транспорта создавались магазины, где продукты и всё жизненно необходимое отпускалось по ведомостям, которые передавались в бухгалтерию предприятий. Предпринятые меры помогли в тяжелейшее время избежать социального взрыва.

Звонок, раздавшийся из приёмной начальника Свободненского отделения дороги Николая Константиновича Воробьева, изменил жизнь заместителя начальника станции по грузовой работе Тамары Вениаминовны Долгих.

- Тамара Вениаминовна, здравствуйте. Вас завтра на 10 утра вызывает начальник отделения, - сказала секретарь.

- Вы не знаете, по какому поводу? – волнуясь, спросила Тамара. Ведь не каждый же день руководитель  такого ранга вызывает её к себе.

В приёмную начальника отделения Тамара пришла минут за 15 до начала встречи. Ровно в назначенное время Николай Константинович Воробьёв пригласил её в кабинет.

Не медля, он сразу же приступил к разговору:

- Тамара Вениаминовна, нам требуется заместитель начальника производственно-коммерческого отдела. Я посоветовался с коллегами и решил назначить на эту должность вас.

- Отказ не приму, - закончил он краткую речь.

На железнодорожном транспорте всё подчинено нормативам, инструкциям. Субординация соблюдается, а отказы не приветствуются. Отныне рабочим местом для Тамары Вениаминовны Долгих стал не только кабинет в Свободненском отделении дороги, но и вся наша большая страна и ближнее зарубежье.

Объём работы, свалившийся на неё, был огромен. Начинала с нуля. Потребовались невероятные усилия с её стороны  в организации чёткой работы сектора отдела, сотрудники которого обязаны были отвечать за предприятия общественного питания, кафе, буфетов, ресторанов, нести ответственность за своевременную закупку продовольствия и товары первой необходимости. Словом, создать благоприятные условия для нормальной работы железнодорожников Свободненского отделения Забайкальской железной дороги.

Бесконечные командировки. Вокзалы. Самолёты. Поезда. Переговоры с поставщиками, закупка необходимого, контроль за своевременным поступлением продовольствия от отправителя. Постоянными спутниками заместителя начальника производственно-коммерческого отдела  Тамары Вениаминовны Долгих, вторым её «я», стали переводчики. Без их помощи на переговорах с зарубежными партнёрами не обойтись. Среди многих Тамара выделила одну - переводчицу-китаянку, назвавшей себя русским именем Нина. Девушка работала на железной дороге в городе Хайхэ, который от Благовещенска разделяет река Амур.

- Поражал профессионализм Нины. Синхронный перевод, глубочайшее знание русского языка, специфики железнодорожного транспорта, знание терминов, названий, которые употребляются только в этой области, - вспоминает Тамара.

Сфера новой деятельности увлекла её. Работы невпроворот. От неё потребовали обеспечения сформированного поезда, который бы снабжал продуктами и товарами первой необходимости не только жителей Свободненского отделения дороги, но и Могочинского. В короткие сроки задача, поставленная перед ней, была выполнена. Поезд «запустили» и по Свободненскому, и по Могочинскому отделениям. Словом, тяжёлые времена, сложившиеся в девяностые годы, работникам железнодорожного транспорта удалось пережить. Мало кто знал, что за своевременной поставкой продуктов, товаров, чёткой работы кафе и буфетов, цехов по изготовлению трикотажа стоит обаятельная женщина, которая умеет сбить цену у оптовиков на приобретаемую продукцию, заключить выгодную сделку, вовремя рассчитаться за товар, взятый под реализацию. Сумасшедший ритм жизни! Иногда утром прилетала из Китая, где вела тяжёлые переговоры, а вечером уже отправлялась в дальнюю командировку на юг, на заводы, где заключала новые договора о поставке фруктовых и овощных консервов. Муж и сын её почти не видели, но, надо сказать, длительные отсутствия хранительницы домашнего очага не сказались на воспитании сына Дмитрия. Он стал достойным человеком, отличным семьянином. Ведёт с женой Анной совместный бизнес. Старшая внучка Тамары Вениаминовны – Кристина - учится в Петербургском университете, знает несколько иностранных языков. За отличную учёбу руководство учебного заведения отправляет девушку на языковую практику в Италию, которая продлится полтора года. Младшая внучка Анастасия - второклассница. В год 70-летия Победы девочка прошла в составе Бессмертного полка по главной улице Благовещенска и его центральной площади. Она отлично учится, занимается, как и её старшая сестра, иностранными языками, посещает танцевальную студию «Стрекоза».

Тамара Вениаминовна Долгих из тех земляков, о которых стоит поведать читателям. Она за свой труд имеет много наград. Среди них - знак “Почётный железнодорожник”. Выпускницей средней школы №63 Тамарой Кузнецовой коллектив педагогов и учащихся может гордиться. Она состоялась, как человек, как профессионал. Не важно, где она работала и кем, важно то, что она своим отношением к труду и окружающим её людям заслужила того, чтобы о ней узнали земляки. По-прежнему Чернышевск для Тамары Вениаминовны является «началом начал».

 

На сельском кладбище

 

….Увидев следовавшую за нами машину, останавливаемся, спрашиваем, как добраться до кладбища. Водитель и пассажиры подробно объясняют нам, как лучше проехать. Дорогу нам преграждает железнодорожный путь, дальше идём пешком. Любовь Никитична ведёт нас к месту, где захоронены её дед и бабушка Степан и Анастасия Поповы, прадед и прабабушка Тамары.

Время неумолимо. Деревянные кресты, источенные холодом и зноем, ветрами и дождями, покосились. Надписи на них не сохранились. Молча кладём цветы. Щебечут птицы, скользит по лицу лёгкий ветерок. Постояв, идём дальше.

Каково состояние обители усопших в Урюме? Плачевное. Кладбище не огорожено. С восточной стороны валяется мусор, валят ненужные отходы и вблизи железнодорожного пути. Почему мы так живём? Ну почему? На закате жизни, подводя итоги, многие задумываются, где они будут похоронены. Вот и Тарас Шевченко мечтал быть погребенным «на Украине милой», «посреди широкой степи выройте могилу,  чтоб лежать мне на кургане, над рекой могучей, чтобы слышать, как бушует старый Днепр под кручей». Другой великий поэт, обладатель Нобелевской премии в области литературы, Иосиф Бродский пожелал, чтобы его похоронили на острове, далеко удаленном от знаменитого города на воде - Венеции. А о чём думают простые смертные? Наверное, о том, чтобы их покой, когда они уйдут в мир иной, не тревожили, а место, где они будут похоронены, было ухожено.

С советских времён вопрос об ограждении кладбища в Урюме не сходит с повестки дня. Загвоздка в нехватке средств. Работая над  данным материалом, узнала, что наконец-то лёд тронулся, о чём вам, уважаемые читатели, рада сообщить. Инициативная группа работников железнодорожного транспорта – монтёров пути околотка Зиловской дистанции пути, дирекции тепловодоснабжения, энергоучастка под руководством Николая Васильевича Васильева выкопала ямки, поставила столбики и приступила к ограждению  кладбища. Деньги в размере 16 тысяч рублей на пиломатериалы и гвозди собрали неравнодушные жители Урюма. Была составлена ведомость, люди расписывались за внесённую сумму. За каждую копейку инициаторы благого дела готовы отчитаться перед народом.

Хотели, как лучше, получилось, как всегда

 

Фразу эту, когда-то сказанную Виктором Черномырдиным, бывшим премьер-министром РФ, вспомнила, когда оказались перед недавно установленной стелой. Небольшой дворик, вход, простите за подробность, со стороны туалета. Побывали мы на месте установления стелы в честь памяти погибших на фронте во время Великой Отечественной войны спустя неделю после празднования 70-летия Победы.

Стоя перед стелой и читая на ней надпись, сделанную с ошибкой, не могла отделаться от навязчивой  мысли, что работа по увековечиванию памяти земляков, погибших за мирное будущее, выполнена спустя рукава, ради галочки.

Почему именно у школьного туалета выбрано место для столь важного памятного знака? Другого места в Урюме не нашлось? Почему не состоялось обсуждения, где установить стелу?  Ведь один ум хорошо, а много, как говорится, лучше. Я считаю, что стела должна быть перенесена на другое место, более просторное, смотровое. Признаться, меня и приехавших со мной, смущал «лёгкий» запах, доносившийся из туалета, расположенного в нескольких шагах от стелы.

В какую разгорячённую голову пришла мысль установить накануне святого праздника – 9 Мая символ верности Отечеству, мужеству погибших  земляков у отхожего места?! Кому могла прийти подобная идея? И кто её поддержал? Доподлинно известно, что большинство  жителей Урюма предлагали другое место для установки стелы.

 

Покосилась крыша, почернели ставни,

голубые от времён

 

Далее наш путь лежал к дому, где после гибели Никиты Степановича Попова жила его вдова Анфиса Степановна с дочками, и куда на каникулы приезжала  Тамара. Покосившийся, с облупленными ставнями дом, как когда-то, упрямо смотрит на дорогу. Многие десятилетия он провожает проходящие мимо поезда, машины, пешеходов. В холодные, стылые дни его стены ноют от старости, в ясные и пригожие он не скрипит и не стонет. Когда-то дом был полон жизни, детского смеха, но дочки Никиты Степановича и Анфисы Степановны выросли и разлетелись по разным городам, а вдова, продав дом, уехала из Урюма.

Пытаемся открыть калитку и подойти к дому, рядом с которым расположен другой, добротный, улыбчиво смотрящий на происходящее. Они находятся в одном дворе. Захлебываясь, лает собака, не дает нам подойти ближе. Наконец, услышав заливистый лай, из второго дома выходит молодая женщина. Знакомимся, объясняем цель прихода. Светлана Геннадьевна Иванова, хозяйка, любезно соглашается нас провести к старому, вросшему в землю, дому, попутно объясняя, что его последние хозяева уехали, и она с мужем приглядывает за ним. Открываем жалобно скрипящую дверь, входим в жилище. Бросается в глаза большая русская печь, остатки мебели, домашней утвари…

Так теперь выглядит бывшее жильё Поповых. А ведь когда-то дом их тоже был ухожен. В палисаднике росли яркие цветы, на окнах - цветастые занавески. Как давно это было! Наступает молчание. Я не нарушаю его, понимая душевное состояние моих спутниц. Дом с потемневшей крышей и облупленными ставеньками для них стал чужим…

 

Течёт река времени

 

Было бы противоестественно, приехав  в Урюм, не полюбоваться рекой Белый Урюм, мостом, соединяющим две части села, чудесным видом, открывающимся с возвышенности. Много лет назад, как мне сказали, моста не существовало. С одного берега на другой был перекинут металлический трос, по которому скользило кольцо, прикреплённое к меньшему тросу, идущему от лодки. Плавсредство было надёжным, водный «сервис» не давал сбоя. Жители села пересекали водную гладь Белого Урюма, не боясь опрокинуться.

Я не пошла по мосту на другую сторону села. Зачарованная красотой, открывшейся передо мной, восхищенно подумала: «Всевышний создал это место с любовью!».

Побывали мы и на станции. Написанная на двух языках, русском и английском, надпись гласила, что её название – Урюм. Маленькая станция, каких сотни на Забайкальской железной дороге, круглосуточно провожает и встречает поезда.

Урюм – село наособинку. Оно отличалось от других сельских поселений тем, что здесь жили старатели, железнодорожники, работники леспромхозов. Не было, да и сейчас нет,  сельхозугодий, пастбищ. Село, или, как чаще всего называют Урюм, станция, жило по своим законам, и это накладывало особый отпечаток на уклад и образ жизни его жителей.  С той поры много чего изменилось. Например, в Урюме нет больше леспромхозов, старательских артелей. Клуб и тот «приказал долго жить», оставив таёжную станцию без очага культуры.

…Время перевалило за полдень. Пора возвращаться домой. Выезжая из Урюма, обратили внимание на скалу. Любовь Никитична попросила остановить машину.

- В детстве слышала рассказы от взрослых о том, что в Гражданскую войну белогвардейцы сбрасывали со скалы красных, - сказала Любовь Никитична.

Была ли в тех давних рассказах правда, что именно на этой скале казнили борцов за Советскую власть или это была красивая легенда? Рассказчиков сей печальной истории, которую в далёком детстве слышала младшая дочь Никиты Степановича Попова, увы, давно нет в живых.

…Течёт вода в Белом Урюме, как течёт неумолимое время, унося тревоги, радости, печали, неизбывную боль.

Течёт время, делая нас взрослее, мудрее. И наступает однажды момент, когда захочется каждому из нас побывать на малой родине. Побывать и вспомнить былое.

Любовь Шемелина,

фото автора

Просмотров: 325 | Добавил: chernyshevsk | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]