Главная » 2015 » Октябрь » 26 » Пока я помню, я живу
04:33
Пока я помню, я живу

Пока я помню, я живу

Родилась я в войну. Мать сразу же после родов стала работать на лесоповале. Так она всю войну возила лес на быках. Жили мы с мамой у её родителей. Родители её Анна Поликарповна и Павел Ерофеевич Березины жили перед войной  в селе Банщиково в Шахтаминском районе. Но в то время в этом районе случилась засуха, и они решили переехать в село  Утан.

У бабушки с дедушкой было 3 сына и 4 дочери. Всей семьёй со своим скарбом – нехитрыми домашними пожитками переехали в село Утан. Дед был казак, а в бабушке, видно, текла цыганская кровь: очень красивая и смелая была. Поселились приезжие в деревне у речки. Через речку – мосток, а вода в реке вроде «разговаривала». Говорушкой я её называла.

Мама со своими сестрами работала на лесоповале. На фронт забрали сразу старших братьев мамы – Александра и Владимира, младший Иван был маленький. И ещё был старенький дедушка, дедка – бабушкин отец. Так как я была совсем маленькая, и все были заняты, то нянчился со мной дедка. Он засунет меня в рукав полушубка, и я там спала.

Когда отец вернулся с фронта, мне уже было четыре года. Отец вынул из вещмешка подарки. Мне дал алюминиевую ложку и кусок сахара. Глядя на сахар, я сказала: «Такое мы не едим, мы едим картошку. И ты мне не папка, мой папка - дедка». Потом у родителей ещё родились пятеро детей: 3 сына и 2 дочери.

…Вскоре бабушке пришли известия: на старшего Александра - похоронка, а на младшего - пропал без вести. Бабушка никак не могла смириться с этим горем. Она стала ходить на девятичасовые сеансы в сельский  клуб: зимой шла через лес, две речки. Бабушка наивно думала, что в документальной кинохронике, которую показывали перед художественными фильмами, увидит своих сыновей.

Потом, когда ослабла и, наверное, потеряла веру, её стали бить припадки. Умерла она в 60 лет. Я очень любила бабушку. В доме у неё, кроме цветов, кровати и огромной русской  печи, ничего не было. Посередине комнаты стоял фикус в кадушке, было много других цветов. Запомнился огромный стол, столешница которого была сделана из одной широкой доски. На столе самовар. Его разогревали древесным углём, а под крышкой самовара лежали яйца, штук 20. А в русской печи варили картошку в «мундире».

Теперь расскажу про своих родителей. Я родилась в войну, остальные братья и сестры после неё. Работали в колхозе. Жили очень бедно. Вместо посуды были консервные банки. Первую чугунку мама купила в Мильгидуне. Ходила туда пешком. Жили только своим трудом. И даже от своего хозяйства надо было сдавать государству молоко, шкуры домашних животных, а нам уже что оставалось. Слава Богу, была картошка!

Кроме бабушки, Анны Поликарповны Березиной, о которой я писала, была у нас ещё одна бабушка – мать моего отца.- Анастасия Николаевна Непомнящих. До замужества она с родителями жила в Новом Олове. Младшие сестры у неё вышли замуж. В Новом Олове раньше было много переселенцев с запада. Дед мой Сергей Ефремович Лялигин, отец моего папы, жил в работниках у родителей нашей бабушки. Приглянулась ему Анастасия, посватался он к ней. Родители её дали согласие на брак с Сергеем. Родилось у них шестеро детей, и все умерли. Седьмым родился мой отец. И тут дед Сергей Ефремович (он был очень отчаянным) с кем-то подрался и попал в тюрьму. Это случилось как раз перед войной. Он попал в штрафную роту. В первом же бою его взяли в плен. Всю войну дед Сергей Ефремович Лялигин пробыл в плену. Освободили узников концлагеря американцы. На это время у деда уже был туберкулёз лёгких. Еле живым он добрался до родных мест. Прожил он после возвращения всего несколько месяцев, но меня он увидеть успел.

Хочу низко поклониться моей второй бабушке - Анастасии Николаевне Лялигиной. Она помогла вырастить меня и  моих братьев и сестер. Наше семья была многодетной, хотя отец мой Ефим Сергеевич Лялигин рос один, но у него выросли красивые дети,  носят его фамилию.

Хочется мне еще рассказать о моих родителях Ефиме Сергеевиче и Марии Павловне Лялигиных. Они ведь не только трудились, но и радовались жизни. А как они пели! Все подруги мамины были певуньями – тётя Оля Епифанцева, тётя Надя Шемякина, тётя Надя Алексеенко, тётя Федора Золотарёва, тётя Варвара Золотарёва. А у моего отца друзья были по работе и по куреву - Виктор Анисимович Марафонов, Ольга Андреевна Балагурова, тётя Пана Переломова. Не могу забыть и день, когда я приехала из Жирекена. К  моим родителям пришла в гости тётя Пана Переломова. Сидят они на завалинке с отцом и курят. Отец курит сигареты из пачки, которые принесла тётя Пана, а она самокрутку из самосада, которым угостил её мой папа. Посидели, побеседовали,  и тут тётя Пана говорит: «Мне надо бежать домой». Встала, голову запрокинула, а глаза у неё синие-синие, и они уже не здесь. Мне так как-то стало не по себе. Пришла она домой и померла. Хорошая была тётя Пана! Царство её небесное!

Хочу обратиться к свои землякам, родным. Не жалейте времени, сил, говорите, рассказывайте своим внукам, детям все мелочи, рассказывайте о том, что помните. Пусть не пропадет ваш род, не исчезнет о нём память на этой земле!

Валентина Антипкина, с.Утан

Просмотров: 303 | Добавил: chernyshevsk | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]