Главная » 2014 » Июнь » 5 » Литературная страница
17:45
Литературная страница

Литературная страница

«Деятельная» натура

Афанасий Бегунов слывёт натурой деятельной. Шутка ли, состоит, не ошибиться бы, сразу в 10 общественных организациях. Одними он руководит, в других является рядовым членом, в третьих лоббирует интересы руководителей обществ. Жена его, Агния, с греха с ним  пропала. Посудите сами. Пошел он 2-го числа сего месяца в сбербанк получать пенсию. Агния и в стайке у коров вычистила, и кур покормила, и двор подмела, и обед успела приготовить, а Афанасия все нет и нет.

- Ты где потерялся? – бросилась она к мобильному телефону.

- Да ты не волнуйся, Агнюша. Я сейчас приеду, - стал её успокаивать Афанасий.

- Почему приедешь-то? – почувствовав недоброе, спросила Агния, но ответа не услышала. Муж отключил телефон.

В волнении Агния подходила то к одному, то к другому окошку, выбегала в ограду, но Афанасия всё не было.

Минут через  тридцать у дома Бегуновых остановилось такси.

-Батюшки, такси! – всплеснула руками Агния, накидывая на плечи фуфайку. Выбежав на улицу, она увидела, как Афанасий вынимает из багажника коробку. Рядом с машиной она увидела ещё три.

- Что это? Я тебя спрашиваю? – подбоченилась Агния.

-Подожди, сейчас с таксистом рассчитаюсь.

- Подожду!

- Ну и…? – спросила супруга у Афанасия, когда машина отъехала.

- Агнюша, ты только вот не ругайся, ты вот постарайся понять меня, - скороговоркой частил Афанасий, стоя у четырех коробок.

- Что это? – снова повторила Агния.

- Это, Агния, молоко в коробках. 3,2 процента жирности, «Наше Беляево» называется.

- Молоко, говоришь? А куда мы будем девать молоко от двух коров, которое я сегодня надоила?

 -Сейчас всё объясню, - хватая коробку, - попросил Афанасий жену.

Под ругань жены он занёс все коробки в дом.

Агния скульптурой Веры Мухиной неподвижно застыла со скалкой в руках у русской печки. Афанасий, опасливо озираясь, присел на краешек табурета. Он никак не мог начать своей объяснительной речи. Во рту было сухо, слова застревали в горле. Молчаливая пауза явно затянулась.

- Понимаешь, Агнюшка. Я хочу вступить в члены клуба «Наше Беляево».

- В какие члены? – от изумления выронив скалку на пол, переспросила Агния.

- Понимаешь, был позавчера у Мясоедовых. Ну ты знаешь, что ходил к Петьке в шахматы играть, - начал неуверенно Афанасий. - Сыграли одну партию, вторую, третью, а потом Лида, жена – то его пригласила чаю попить…

Агния, не мигая, смотрела на мужа, пытаясь установить связь между привезенными коробками молока «Наше Беляево» и игрой в шахматы.

Видя, что жена молчит, Афанасий приободрился, голос его окреп:

- Ты знаешь, что молоко Мясоедовы покупают в магазине.

-Знаю, - подтвердила Агния.

- Вот у Мясоедовых - то я и увидел «Наше Беляево».

-Не тяни кота за подробности, - прикрикнула на мужа Агния. – Рассказывай быстрей.

- Вот увидел я эту коробку молока и обомлел, в груди прямо жар разлился. На фасадной-то части её написано «Ищи коды и получай ПРИЗЫ! (Слово “Призы”-то, Агнюша, выделены большими буквами). А дальше следует: «Подробности на обороте». А там, на обороте-то, написано «Присоединяйся к клубу «Наше Беляево», указан электронный адрес и просьба искать коды под крышкой и регистрировать их на сайте. Обещают подарки для всей семьи, рецепты, полезные советы и многое другое. 

-Полезные советы, говоришь! И многое другое! – взъерепенилась Агния. – Ах, ты, ирод! – Она побежала к комоду.

Вскоре из его ящиков стали вылетать футболки и майки разных цветов.

- Вот тебе «Принцесса Зита», высокогорный, гранулированный! – поднесла она к лицу мужа черно-зеленую футболку с надписью «Принцесса Зита».

- А это «Клиптон!» - кинула она к ногам благоверного жёлтую майку.

- А это суп куриный «Заправыч»! – Агния топтала в ярости пеструю футболку с изображением курицы.

Вскоре пол был устелен разноцветным ковром дешевеньких футболок и маек.

- Клуб «Наше Беляево»! Эх, ты! Всю пенсию изводишь на эти акции. Детям бы помочь, внукам! – кричала Агния, не совпадая с собой.

- Бегаешь неизвестно где целыми днями, - подступала она к папкам на письменном столе.

- Не смей трогать святое! – испугался Афанасий.

- Святое!? Как же святое! – передразнила Агния мужа.

- Вот тебе речь юбилейная, - полетела в Афанасия коричневая папка с надписью «Юбилейные речи». – А вот тебе ко дню совершеннолетия, - метнула она голубую. – Что тут? А тут, - захохотала она, - речи разные, вот открытию общества любителей фарфора, вот – Дню энергетика, медика, железнодорожника...

Белые листочки с черными знаками букв плавно оседали на пол.

- Люди уже над тобой смеются, Афанасий! Дети тебя стесняются. Речи всякие говоришь, а толку-то от них. Можешь ли ты вспомнить хоть одно полезное дело в жизни,      которое бы сделал для людей.                             Всё говоришь, говоришь…                                           В разных обществах состоишь! А польза-то от тебя какая?  Нет от тебя пользы людям! Видимость одну создаешь! – закончила свою обличительную речь Агния.

…В доме воцарилось гробовое молчание. Афанасий, отобедав в одиночку, помыл посуду и уселся за компьютер. Несмотря на скандал, он очень хотел присоединиться к клубу «Наше Беляево». Не заметил, как вышла из дому жена. Узнав все подробности на сайте, он деловито начал искать коды под крышками. Вернувшись часа через два от соседей, Агния увидела на полу стоящие в ряд коробки.

-Коды искал, - виновато улыбаясь, сказал Афанасий.

Ужинали порознь. Агния не разговаривала с мужем. Поужинав, она ушла в спальню, села смотреть передачу Андрея Малахова «Пусть говорят». Афанасий до глубокой ночи сидел за компьютером.

…Ночью Агния проснулась от истошного крика мужа: «Ура! Я организую, своё общество и стану его председателем! Общество любителей томатного сока!».

Любовь Шемелина,

фото Интернет

За случайное совпадение фактов ни автор, ни редакция ответственности не несут

Гришка

Когда Тимофей возвращался с покоса, солнце уже садилось. Последние лучи догорали у горизонта, аромат скошенной травы разносился по всему лугу. Глядя на закат, подумал: “Завтра будет хороший день”.

Вдруг собаки настороженно остановились. Громко лая, бросились к полю. Высоко прыгая и увлекая их за собой в лес, бежала коза.

- Вот ведь, окаянные, лишь бы побегать, - Тимофей дёрнул вожжи и хотел было ехать дальше, но конь не трогался, фыркал, косясь на хозяина.

- Ну, что ещё, что там? - рассерженный, он слез с телеги и подошёл к обочине.

Раздвинув траву, увидел крошечного козленка. Вжимаясь в землю, не поднимая головы, он замер от испуга. Слышно было, как из леса возвращались собаки.

- Погибнешь ты тут, да и эти не отстанут, - Тимофей бережно взял его на руки, положил на телегу, прикрыл брезентом. Домой добрался поздно, было уже совсем темно, козлёнка положил в летнюю кухню, где перегоняли молоко, закрыл двери.

- Жди теперь до утра.

 

Утром, когда мама подоила корову, папа разбудил меня и брата:

- Идите, посмотрите, какого я вам зверя привёз!

Наспех одевшись, мы с братишкой кинулись в летник посмотреть на зверя. На полу, смешно подняв ушки и вытягивая тонкую шейку, лежал козлёнок.

- Он мой! - брат быстро подхватил его на руки, у меня слёзы покатились от обиды.

- Ну, ладно вам, это же не игрушка, несите лучше парного молока, он есть хочет.

Мама налила в бутылку молока, натянула резиновую перчатку и, сделав дырку в

 пальце, тихонько шепнула:

- Иди, пои.

Сначала он не хотел пить, отворачивался, но потом, почуяв запах молока, ухватился за палец, стал смешно чмокать.

- Папа, а это козлёнок или козлушка? Как мы его назовём?

- Козлёнок, наверно, пусть Гришкой будет.

Гришка рос быстро, спокойно брал угощение из рук, мордочкой лез в карман, ища что-нибудь вкусное. К осени подрос, и, как оказалось, была козой, а не козлом, но к имени привыкла, так и осталась Гришкой.

Зимой важно ходила по саду, собаки её не трогали. Подразнивая их, поднимала тонкую ножку и стукала копытом о снег. Уезжая в интернат на учёбу, мы скучали, а когда приезжали, она прижималась красивой головкой, и как бы спрашивала: “Что ты мне принесла?”

Когда наступила весна, решили выпустить Гришку на волю. Все соседи привязали собак, и папа стал манить её к речке, она послушно шла за ним. Он громко крикнул, пытаясь напугать, коза вздрогнула и побежала в лес.

- Ну, кажется, убежала,- он быстро зашагал к дому. Когда подходил, соседи смеялись:

- Проводил?

- Да...

Оглянувшись, понял причину смеха, Гришка, как ни в чём не бывало, шагала следом. Отец остановился, досадуя, сказал:

- Ну, что мне с тобой делать?

Так и жила у нас ещё одно лето, похудела: свежей травы не хватало. Убегать не хотела. Что было с ней делать, никто не знал. Мне было жаль Гришку, по ночам я тихонько плакала, чувствуя, что рано или поздно её разорвут собаки или убьют охотники.

Ночью в саду лаяли собаки, слышно было, как бегала коза, утром папа сказал, что она запалилась. В неволе они мало бегают, поэтому быстро задыхаются.

- Как запалилась? Папа, она убежала?

- Убежала дочка, не переживай.

Он погладил меня по головке и отвел в сторону глаза. Больше я не спрашивала о Гришке, видела, как ему тяжело говорить.

Я очень люблю животных, но на всю жизнь усвоила, что им лучше жить в лесу, где они родились. Это их дом. Перебирая старые детские фотографии, вижу доброго, доверчивого друга. Он тычется мордочкой в ладони, осторожно собирая кусочки хлеба.

Ольга Зимина

Осень жизни

Мы теперь заметно постарели,

На лице морщин - не сосчитать!

Голова стремительно седеет,

Кожа начинает обвисать...

Поредели брови и ресницы,

На щеках румянца не видать,

От зубов остались единицы:

Всё труднее пищу разжевать.

Старость наступила, кости ноют,

Ломота в суставах, боль в груди,

Возраст эти признаки не скроют,

Что нас ожидает впереди?

Вот такие мы.

                 Но это только внешне,

А внутри ещё мы ничего!

Молоды душой и рады жизни,

Дарим всем родным своё тепло.

У природы нет плохой погоды,

Так и старость - тоже благодать,

Нам ходить не надо на работу

И себя делами загружать.

Лишь бы дети, внуки навещали,

Появилось время почитать.

Старый трикотаж мы распускаем,

Чтобы вечерами зимними вязать.

В клубе “Ветеран” общаемся и в хоре,

Так что не приходится скучать.

Занимаемся своими хобби

И стараемся

    друг друга поддержать.

Нина Запова

Обманчивой внешность  бывает

 

Поверить вульгарной особе

И душу открыть не спеши,

А внешность красивая вроде -

Прибежище чёрной души.

Работы она сторонится,

Клопихою хочет прожить.

Чего лишь она не ленится -

Курить, материться и пить.

Интриги плести, козни строить

Поможет любимый “Дом-2”...

Скандальную не успокоить -

Орёт так, что брызжет слюна.

Кощунственно выглядит крестик

На полуоткрытой груди...

Покаяться было б полезней,

А там уж: суди не суди.

Всё мерит она на монету,

Ей деньги - любою ценой.

И душу заблудшую эту

Водой не отмыть ключевой.

Мочалка и мыло бессильны.

Душевная ржавчина здесь.

Таким - чтоб для них изобилие,

Чужды им и совесть, и честь.

И если ты с ней “пообщаешься”,

Услыша поток бранной грязи,

То словно в пыли изваляешься,

Помыться захочется сразу.

Она спекулировать может

Святым самым, даже детьми.

Но это ведь ей не поможет

Пред Господом все мы равны.

Обтяпывать ваши делишки

Помогут вам лишь силы зла...

Запомните: платят детишки

За чёрные ваши дела.

Как в басне Крылова известной

Не веря, что грянут морозы

По жизни людской повсеместно

Порхают такие стрекозы.

Прости её праведный Боже!

Убогой душа ей дана.

Сейчас очень много похожих,

В которых лишь алчность одна.

Помолимся мы, чтоб скорее

Злодеи все стали людьми,

Чтоб стали честнее, добрее,

Терпимее к миру они.

Обманчивой внешность бывает...

Твердим: мир спасёт красота!

Но мир красота не спасает,

Спасает, скорей, доброта!

Нина Левакшина

 

Просмотров: 376 | Добавил: Vladimir | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]